пятница, 14 августа 2015 г.

"Из вероятья в правоту"...

Предупреждение автора: Это художественное произведение. Все имена собственные и названия изменены. Любые совпадения случайны.

Теперь не умирают от любви –
Насмешливая, трезвая эпоха.
Лишь падает гемоглобин в крови,
Лишь без причины человеку плохо.
Теперь не умирают от любви…
Ю. Друнина.
Путешествие – неотъемлемая часть жизни любой семьи. В другие страны, в туристические походы, к морю с детьми, в лес, на дачу к тёще и даже на оптовую базу за продуктами – всё это путешествия. Большие и малые, скучные и весёлые, пустые и познавательные. Но иногда Путешествие приводит в неожиданные места.
Вера любила ездить куда-то. Раньше, когда в семье было сложно с финансами, даже поездка на вокзал, чтобы проводить мужа в командировку, ощущалась ею как собственное странствие. Сейчас иная ситуация: они стали посещать разные города, другие страны. Дети выросли, жили самостоятельно, а путешествовать двум взрослым людям – особое удовольствие.
Что же смущало её нынче? Чем эта поездка отличалась от всех других? Тем, что муж остался дома? Так это не в первый раз. Редко, но ездила она и одна: к сыну с невесткой, с подругами на рукодельные выставки. Спутница? В последнее время Надежда стала как-то незаметно одной из наиболее  близких ей  женщин.
Хозяйка сети модных салонов, Надежда уже лет пять была клиенткой мужа. В первый раз он помог ей выиграть довольно сложный судебный процесс с администрацией города. Затем  пришли другие процессы и юридические вопросы… Они стали общаться не только по работе. И Вера начала сближаться с ней. Будучи немного младше, Надежда тем не менее опекала её в некоторых житейских вопросах – помогала подобрать наиболее элегантные наряды (что для Веры, отнюдь не хрупкой, всегда было проблемой), давала очень дельные и точные советы, где дешевле и качественнее продукты, вещи. Вера привыкла к ней – к её энергии, деловитости, азарту.
Что сейчас не так???
Поездка вдвоём – «отдохнуть и пробежаться по модным магазинам» - казалось совершенно обычной, муж отпустил с лёгким сердцем. Остановились в отеле – настоящий европейского вида отель. Шикарный номер.
– Ну, наконец-то мы можем отдохнуть от своих! С мальчиками! – Надежда светилась, приводя себя в порядок после душа. – Как давно я не отдыхала по-человечески. Вера! Иди в душ. И вперёд – сегодня мы с тобой юные девы. И все мужчины наши.
– Что ты имеешь в виду? – Вера неспешно разбирала вещи. – Ты ещё куда-то собралась? Уже девять вечера!
– После полуночи жизнь только начинается! Я отведу тебя в дивное место. Только самые элитные парни!
Двусмысленностей и полунамёков Вера не понимала никогда.  Не любила недоговорённостей. Если что-то не понимаешь, то всегда можно улыбнуться. А сейчас – о чём Надежда говорит? О каких мальчиках? Это шутка такая?
Нить сначала шутливого разговора ускользала. Очень долго Вера не могла понять и поверить, что подруга всерьёз предлагает… Сходить в некое ночное заведение, чтобы весело провести время с мужчинами (даже самой себе Вера не могла озвучить планы Надежды прямым текстом).
…Надежда сначала недоумевала, потом стала сердиться и закипать:
 – Не поверю, что муж – единственный мужчина в твоей жизни! Так не бывает. Понятно, ему об этом знать не надо. Вот мы и поехали вдвоём. Или ты мне не доверяешь? Думаешь, выдам тебя? Больно надо! Мужики – сами по себе, мы – сами по себе. Чем меньше они знают, тем крепче семья. Так что не трусь – расслабься!
Робкие возражения Веры только усиливали её напор.
– Да любой мужчина спокойно изменяет, если представляется возможность. Что ещё делать в отъезде?? Только делами заниматься? Наивная! Ты, что, думаешь, Боря твой в командировках в девять часов спать ложится???
– В десять, – растерянно прошептала Вера, абсолютно переставшая понимать, что происходит, о чём разговор. Слова Надежды были такие странные, что создавалось ощущение плотного тумана, где теряются близкие и давно знакомые предметы.
Надежда расхохоталась:
– Один?
– Конечно.
– Да я неделю назад с ним ездила на процесс! Раньше двух-трёх часов мы и не ложились. Один!!! – потеряв терпение от непонятливости и наивности Веры, она говорила такие вещи и так откровенно, как никогда не стала бы говорить в любой иной ситуации.
– Ты хочешь сказать, что у Бориса была женщина?
– Женщины!!!
…Нет, мир её не рухнул – как пишут в романах. Просто туман в голове становился всё плотнее. То, что говорила Надежда, никак не помещалась в понимании.
Перестав отчётливо воспринимать происходящее, под напором Надежды Вера собралась, одевшись в то, что приготовила подруга, позволила нанести себе «вечерний макияж»…
От этого вечера сохранилось, к счастью, мало воспоминаний. Ночной клуб, где Надежду все знали, громкая музыка, яркие всполохи света.
Мужчина с равнодушно-пронзающим взглядом бледно-серых глаз.
– Твоя подруга, Надюша?
– Да. Ей надо расслабиться. По-настоящему, – добавила Надя, подмигнув ему со значением.
– В чём проблема? Идёмте!
Новый зал. Несколько иная обстановка. Но по-прежнему – свет, звук, странные люди…
– Мадам! – насмешливо обратился он к Вере. – Все лучшие наши люди – только для вас.
Этот человек пугал её больше всего. Сила и безжалостность – это окутывало его, как вторая одежда.
Вера почти не слышала и совсем не понимала того, что происходит  вокруг. Хотелось проснуться, чтобы понять: это сон – сумбурный, мутный, страшный. Но сон.
… Инородность этой женщина просто кричала: в жестах, взгляде, в редких, невпопад сказанных словах. Мужчина ощущал её страх. Это стало опасностью и для него: по опыту он знал, что самые опасные и непредсказуемые действия совершает испуганный человек. Особенно женщина. Не отходя ни на шаг, он пытался понять, вычислить, просчитать, что так пугает её и что от неё можно ждать.
– Представляю вам наших лучших танцоров, мадам! – издевательски-холодное обращение, как ни поразительно, было единственным, что в этом странном хаосе казалось Вере реальным. Рядом с ним ей было неимоверно страшно, но, если бы он отошёл от них, она бы бросилась вслед.
Когда юные мальчики, минимально одетые во что-то яркое, начали танцевать, Вера инстинктивно дёрнулась к выходу. Властная, твёрдая рука остановила её:
– Вы что надумали, мадам? – едва слышный яростный шёпот для Веры перекрывал всю лавину звуков. – Хотите устроить скандал?
Мужчина держал её двумя пальцами за подбородок, в общем-то почти и не удерживая, но пошевелиться Вера не могла. Вдохнув сквозь какую-то давящую боль тяжёлый воздух этого помещения, она прошептала в ответ:
– Не беспокойтесь. Как бы я ни относилась к происходящему, я не сделаю ничего, что может повредить моему мужу.
Музыка стала нестерпимо громкой. Воздух, казалось, ускользал от попыток его вдохнуть. Несмотря на яркий, вспыхивающий разными оттенками свет, всё больше и больше темнело вокруг.
Последнее, что осталось в памяти: рука, насмешливо и даже презрительно державшая её, стала вдруг единственной опорой, и вспыхнувшие обыкновенным человеческим удивлением и сочувствием равнодушно-цепкие до этого глаза.
Путь к себе был долгим. По-прежнему перед глазами темно, да и веки какие-то неподъёмные. Впрочем, как руки и ноги. Единственное, что появилось – звук. Но не оглушительная музыка, а два голоса. Они слышались не очень громко, весь разговор не доходил до сознания Веры, только отдельные слова. Наверное, там были и не очень приличные выражения, но то ли её состояние, то ли уши «девушки из приличной семьи» милосердно не пропускали их.
– Ты… Зачем ты её привела сюда?!
– Я ей помочь хотела!!!
– Чем?!
– Да у неё в её-то возрасте за всю жизнь никого не было, кроме мужа! Если не врёт.
– Не врёт. И что?
– Ну, нельзя же так! Мы же не едим только дома, ходим в ресторан, кафе… Так почему нельзя себе другого мужчину позволить?
– Ты дура. Как только ты такой бизнес создала и поддерживаешь? Ты же в людях не разбираешься.
– Я разбираюсь! А дура – она.
– Нет. Но замолчи. Она приходит в себя…

Вера возвращалась одна. Он поменял ей билеты, взял отдельное купе на ближайший поезд, как только врач подтвердил, что с ней всё в порядке и она может ехать.
В отеле её провожала Надежда:
– Прости меня. Я не буду говорить, что всё, что я тут мела, неправда. Ты всё равно не поверишь. Но, пожалуйста, прости меня.
Вера обняла её, расцеловала и искренне прошептала:
– Спасибо тебе! Ты самая лучшая подруга из всех.
Она вышла. Тихих, непонимающих слёз Надежды уже не видела.
Когда Вера приехала на вокзал, как раз объявили её поезд. Таксист помог ей донести вещи до вагона.
Человек из ночного клуба ждал в купе. Непроницаемый взгляд. Насмешливое приветствие:
– Мадам!
Вера улыбнулась и ему.
–Запомните мой телефон, мадам. Не записывайте: он слишком простой. Если возникнет что-то, с чем вы не можете справиться, позвоните. Просто позвоните. В любое время.
Глядя ей в глаза своими  - туманно-серыми, ничего не выражающими, он произнёс номер, который до этой минуты знали только его мама и дочь. Действительно, очень простой. Слишком простой.
Уходя, он ещё раз повернулся к ней и без улыбки сказал:
– До свидания, Вера!

Почти всю обратную дорогу – двое суток – Вера спала. Спала и вспоминала.
Борис стал её жизнью в выпускном классе. Только что закончивший юридический факультет, именно он убедил поступать в мединститут (она хотела быть учителем, но он убеждал, что это непрактично). Как только ей исполнилось восемнадцать, красиво и торжественно посватался к ней. Она любила его. Всё, что он говорил, было правильным. Да, конечно, с течением лет их жизнь наполнилась многими порой противоречивыми событиями, поступками, желаниями. Но Вера, как в том древнем анекдоте, «иногда хотелось убить, но развестись – никогда».  К её сорока пяти годам они снова остались вдвоём – дети выросли и разъехались. Но Борис всегда, как бы ни складывались их отношения, что бы ни происходило вокруг, был её опорой, центром её мира – во всех отношениях.
Был? Любила?
Есть. Любит.
Что изменила эта поездка в их отношениях? Да ничего. И не могла изменить.
А вот в ней самой что-то изменилось. Что? Она не понимала пока.
Нет! Поняла!
Теперь, когда нет такой острой необходимости в её зарплате, она может…
Борис всегда добродушно иронизировал над её любовью к «ниточкам-иголочкам-клубочкам», подсмеивался над её мечтой – вести рукодельный кружок.
 А вот теперь она может это сделать!
Мелко? Глупо? Разве может быть мелкой и глупой сбывшаяся мечта?. 
Впервые за всё путешествие Вера счастливо улыбалась.

…– Вера! Ты не поверишь! – Борис встречал её на вокзале с цветами – как всегда. – Как здорово, что ты приехала раньше! Сегодня мы идём в гости…
И Борис рассказал, что ему предложили возглавить юридическую службу в одной из самых крупных корпораций в городе.

…– Позвольте вас познакомить с Андреем Сергеевичем – моим начальником службы безопасности. Юристы и служба безопасности много проблем решают вместе.

Взаимные представления. Обмен любезностями. Равнодушно-пронзительный взгляд бледно-серых глаз.

А. Рубцова.
14.08.2015 г.
©

4 комментария: