воскресенье, 28 июля 2013 г.

"Понедельные" шажки

Как уже раньше писала, что-то опять развела разные процессы. Для облегчения жизни и хоть какого-то структурирования распределила вышивки по дням недели. А сейчас хочу попробовать раз в неделю собирать то, что сделано, вместе, чтобы наглядно видно было, как меняется, движется что-то (или нет).
Правда, понедельник и четверг у меня выделены на конкурсную работу, которую, согласно правилам, нельзя нигде показывать. Поэтому выкладывать буду остальные работы.
Итак, начинаю неделю вот с такого вида вышивок.
1) Вышиваю календарь в рамках проекта "Вышиваем календарь"  от Арт Бандеролей. С этого вторника начинаю вышивать месяц июль. Здесь фотографии нет, потому что ещё не вышила ничего.
2) Среда выделена у меня на такой долгостройчик:
Храм и лебеди в пруду. Набор от Риолиса. Картинка нравится очень, но продвигается крайне медленно.
3) Пятницу выделила на вышивание кошелька для конкурса "Расчехляемся"
Здесь тоже удивительная вещь: Казалось бы, вышивать совсем немного, а вышиваю долго. Очень-очень по чуть-чуть вышивается. В чём дело?
4) Суббота посвящена Ежу.Тоже пристроила его в свою игру  "Вышиваем хором"


Осталось вышить совсем немного. Но это - пёстрая игольчатая шубка. Мешанина из 5 меланжевых цветов. ОЧЕНЬ медленно вышивается.
5) И, наконец, воскресенье - рушник.
Вот эта работа движется быстро. Если бы не такое множество проектов, то его вышила бы за неделю, наверное. Но выделить смогла только один день.

Такие вот процессы буду наблюдать у себя. Постараюсь вышивать их всех планомерно. Не гонюсь ни за скоростью, ни за особыми результатами, ибо сие не очень возможно. Иногда бывают дни, когда повышивать могу только поздно вечером, уложив младших и хотя бы слегка "разобравшись" со старшими, которые сейчас, пользуясь летом, обе работают, а значит, и днём меньше мне помогают, и к вечеру устают. Да ещё воду горячую отключили, а Любе нельзя мыть посуду в холодной воде, значит, её "дежурства" - мои. Вот и получается, что в иной день могу сделать 10-20 крестиков до  того момента, когда просто проваливаюсь в сон.
И всё-таки - буду вышивать! И смотреть, что меняется за неделю. Это для меня будет стимулом - видеть, что за неделю всё же произошли изменения.
Приглашаю понаблюдать тех, кому это интересно!

четверг, 25 июля 2013 г.

"Всё идёт по плану..."

После того, как в работе у меня оказалось несколько проектов, я прикинула и создала План, Расписание - распределила вышивки по дням недели. Насколько удачная эта мысль - не знаю, но почти две недели мне удавалось соблюдать своё расписание. И, действительно, это помогало не разбрасываться и продвигать все работы, не превращая какую-то в очередной долгострой.
Но сегодня... Нет, конечно, всё началось не сегодня. Уже несколько дней зрела во мне мысль собрать в одну кучу все ниточки Гамма, перемотать, сложить, структурировать. Дело в том, что я вышиваю почти всегда нитками ДМС, а Гаммой вышивали дамы.Однако в последнее время Люба почти полностью переключилась на вышивку бисером, а Оля, как правило, вышивает наборы. И ниточки Гамма оказались заброшенными по разным углам их "норок"...
Назвать себя Хомяком с большой буквы я всё-таки не могу: Жаба у меня сильнее (при чём не столько и не только моя...), но какая же вышивальщица будет разбрасываться ниточным богатством?! И вот сегодня наконец-то я стащила в свою "нору" нитки Гамма из всех углов квартиры. Их оказалось много!!! Я-то думала, что их совсем чуть-чуть,по сравнению с моими запасами ДМС,  а оказалось, что их только немногим меньше! 

В итоге, вместо вышивания по Плану конкурсной работы, весь день перематывала ниточки, раскладывала их по номерам. Может, и не потратился бы на это весь день... Но Оля с Любой гостят у мамы на огороде, а мелкие не очень-то любят, когда мама подолгу занимается "странной ерундой" - не ими. В процессе этого увлекательного занятия родилась ещё одна идея: оформить мои коробочки с нитками вышитыми картинками Лоскутного робина. Когда я начала играть в него, планировала этими картинками оформить кухню. Это пока не очень реально - шесть картин в одном оформлении весьма дорогое удовольствие. Да и стены под такую красоту хотелось бы... улучшить. Но вышиваю-то я как раз бОльшей частью на кухне - на диване или за столом, потому что это самое светлое место во всей квартире по вечерам. 
Решила добавить на картинки надписи - "Гамма" и "ДМС". Раз уж сегодня занималась Гаммой, с них и начала, взяв лоскутки от Тани-Стая и от Оли-gudokk: 

И вот они - оформленные лоскутками робина коробочки с нитками Гамма!



Конечно, исполнение хромает... Вышивать могу, а всё остальное - надо ещё руки мои вправлять и вправлять. Планирую всё-таки сверху обтянуть клеящейся плёнкой, чтобы вышивка сохранялась чистой и яркой. И планирую аналогично оформить коробочки с нитками ДМС. 
А как приятно брать мне эти коробочки в руки!!! Пусть применился робин не так, как это задумывалась, но считаю - очень даже уместно. Каждый раз, когда мне надо будет найти какую-нибудь ниточку или положить её, я буду вспоминать всех замечательных вышивальщиц, с которыми играла в знаменитую вышивальную игру! 
Спасибо вам всем!!!!

среда, 24 июля 2013 г.

Ягодное изобилие

Пришёл июнь. 
"Июнь! Июнь!" -
В саду щебечут птицы.
На одуванчик только дунь - 
И весь он разлетится.
С.Я. Маршак.

Вот и готов июньский домик в проекте


Спонсоры:


На этой картинке столько ягод!!! Да, не по нашему климату дизайн - убеждаюсь в очередной раз. Для нас июнь - это "на одуванчик только дунь..."
А ягодное лето у нас наступает только сейчас - в июле.
Эта картинка вышивалась очень легко. До последнего момента - французские узелки.Вроде, делаю одинаково, а получаются каждый раз по-разному. Расстроилась... Пока оставила так. Будет время и настроение - переделаю.


Так что, хотя сам домик очень нравится, немного не хватает удовлетворённости от работы из-за французских узелков...

Здесь можно посмотреть июньские работы участниц проекта.

Спасибо Анне Music of my soul за идею вышивания таких замечательных домиков!

вторник, 23 июля 2013 г.

Птичья стайка и история про багетных мастеров.

Так получается, что в этом году оформляю уже не первую из давно лежавших работ. Вот ещё одна:
История этой работы такая давняя, что с трудом вспоминаю, когда же она закончена.
Это робин-лайт - на 6 участников, с небольшими картинками. Первый мой опыт работы на равномерке. Закончен, наверное, в 2010 году. Так мне помнится. Сюжеты взяты из любимого журнала по вышивке "Вышиваю крестиком".
Лежал-лежал этот робин уже завершённый, переехал вместе с нами два с половиной года назад в новую квартиру. А тут возникла мысль оформить его и, скорее всего, подарить одному замечательному, неординарному человеку.
Выбирала оформление долго.
С этим оформлением вообще связана дивная история про багетки.
Дело в том, что оформляю я свои работы в двух местах в нашем городе - багетная мастерская "Ван Гог" и мастер-багетчик, связанный с магазином, где я много лет покупаю наборчики, ниточки и прочее рукоделие. У мастерской знаю два филиала: один центральный, большой, второй - недалеко от нас. В центральном мне обычно нравилось - компетентные девушки, могут хорошо присоветовать. Но сейчас мы живём далеко от него. А во втором мне не очень нравятся работницы. Даже не то, что равнодушные, но ходить к ним... неинтересно. Сама я с трудом ориентируюсь в оформлении, поэтому иногда хотелось бы и посоветоваться, а тут... В общем, последними походами в ближайший филиал не очень довольна осталась. Предпочитаю ходить в магазин. Продавщицы меня и девочек моих очень хорошо знают, встречают всегда очень по-доброму и всегда очень заинтересованно помогают подобрать оформление. А поскольку чаще всего я на такие "мероприятия" хожу с мужем, то выбираем мы долго, тщательно, советуемся. И от процесса все получают удовольствие. Единственный минус - иногда оформленной работы приходится ждать до трёх недель. Поэтому, если надо срочно, приходится идти в "Ван Гог". 
И когда задумалось эту птичью стайку оформить в подарок, то оформить надо было бы очень быстро. Мы в этот момент гуляли и внезапно увидели новую мастерскую - совсем близко от дома. Решили зайти. Спрашиваем сидящего там мужчину: "Как быстро вы можете оформить работу?" И он вы даёт потрясающий ответ: "В течение 15 минут". Естественно, мы в онемении. Снова переспрашиваем, он поясняет, что всё оборудование у него тут же, в зале, так что действительно может оформить за 15 минут.
Радостная, лечу домой, стираю, глажу... Приходим обратно и начинается цирк! "В понедельник вас устроит?" - "Как? - говорю. - Вы же нам полчаса назад сказали - 15 минут!" - "Ну, да. Но у мастера выходной, а мне самому лениво возиться..."
Уж не знаю, что он хотел: то ли чтобы упрашивали-уговаривали его, то ли чтобы денег побольше предложили... Но мы, неприятно обалдевшие от такого поворота, забрали работу, развернулись и поехали в любимый магазин. 
Там, правда, в этот день не получилось оформить - при хорошем свете (у того странного дяденьки ещё и полумрак был) стало заметно небольшое пятнышко - тряпочка-то долго лежала. Но мне пообещали, что даже если я принесу в субботу (на следующий день), то в среду будет готово. Видимо, лето, заказов немного, поэтому и быстрее делают.
Но в субботу мне пришлось идти без мужа - они с Олей уехали в поход. А без него я теряюсь, привыкла на его вкус полагаться. Поэтому мы с продавщицей очень долго всё подбирали, обсуждали, перепробовали множество вариантов, по пути поговорили "за жизнь", про детей...
Вот такая история про багетки и мастеров.
А работа была готова даже не в среду, а во вторник - они позвонили, чтобы я её забрала.
Встречайте!

Сфотографировала специально на разном фоне, чтобы понятнее было.
P.S. Кстати, пятно не отстиралось до конца, но девушка в магазине посоветовала кое-что, так что его - пятнышко - практически и не видно.

Вышиваем хором! 4 этап.

Вот мы и добрались уже до четвёртого этапа!!! И четвёртый этап с нами начинает четвёртая рукодельница.
Представляю вам Машу. Маша вышивает икону:
Все остальные продолжают свои работы.
Аня
Юля
И я продолжаю Ежа: 

Напоминаю: первый отчёт в 4-м этапе  - не позднее 30-го июля. Крестики не считаем. Вышиваем в удовольствие, продвигая свои долгострои!

Первый отчёт.
Начну я. Вышивая, опять "схитрила" - дело в том, что игольчатая шкурка, где 5 меланжевых цветов, движется очень медленно, поэтому в этот раз нашла участок (по-моему, последний), в котором надо было вышивать одним цветом! Вот его и сделала:
Маша: 
Юля: 
Аня:

Второй отчёт.
Что-то в этот раз у нас как-то тихо... Многие разъехались.
Первой отчиталась Маша:
Продвигается и мой Ёжик - почти готова голова: 
Где-то Юля с Аней нынче блуждают...

Третий отчёт.
Первой появилась Аня: 

Потом Маша: 

Юля только написала, что вышила, но сфотографировать не может - фотоаппарата нет.
А я нынче без отчёта - никак не могла до Ежа добраться.

Поэтому победителем становится Маша! Она нынче ни одного отчёта не пропустила!!! Открыточку ей присылает Аня.

Следующий этап предлагаю начать с 25-го августа. То есть первый отчёт - не позднее 5-го сентября.

Вместе весело!!!

пятница, 19 июля 2013 г.

Итоги трёх этапов.

Итак, мы вместе вышивали уже целых три этапа. С 10-го апреля - уже три с половиной месяца. И захотелось посмотреть, как же мы продвинулись в своих долгостроях.
Лидером по законченным работам у нас является Юля - закончила уже два долгостроя и приступила к третьему:



 

Аня мужественно вышивает один свой долгострой, но уже так заметно движение!
 

А я с одним долгостроем закончила и теперь приступила ко второму:
 

Посмотрите, какие мы молодцы!!!

А теперь - розыгрыш победителя третьего этапа: 


Выбирала Лида: 
Может, на фотографии не очень чётко видно, но это - АНЯ!
Поздравляю!!!!
Аня, жди подарочка!
И небольшой сюрприз Юле - за завершённую работу!

Напоминаю: 4 этап начинается с 20-го июля, отчёт - не позднее 30-го июля. И нас будет уже четверо - с девушкой Машей и её работой познакомлю, когда сделаю сообщение о начале 4-го этапа.

Вместе весело! 

понедельник, 15 июля 2013 г.

Ежедневный подвиг - жить.

Долго не могла собраться с мыслями, чтобы написать о тех книгах, которые мы читали в июне. На первый взгляд, они очень разные, а на самом деле - об одном. О чём? Оставлю этот вопрос пока без ответа, просто расскажу немного о своих впечатлениях по каждой книге.
1) Юрий Коротко "Виллисы". Эту книгу прочитала в выпускном классе школы. В журнале "Парус". Повесть потрясла. Тем более, что и сама я занималась балетом в детстве, и подружка моя всю жизнь танцевала именно классический балет, и мама её закончила хореографическое училище и танцевала в нашем музыкальном театре. Неужели так всё и происходит в училищах? - это был первый вопрос, с которым мы и обратились к Светлане Владимировне. Да, всё именно так... Теперь, став старше, я понимаю, что, наверное, в повести многое было смягчено (впрочем, полный вариант действительно более... жёсткий, реальный, откровенный).  Сейчас сложно вспомнить, какие именно были тогда мысли. Но мы много говорили и о сюжете, и о героях. И теперь, будучи мамой, я очень хорошо понимаю, почему мою подружку её мама-балерина не то, что в училище, вообще не отдавала на балет. Но от судьбы не уйдёшь: хоть и позже, но Катя сама пошла заниматься, а теперь и вовсе преподаёт классический балет уже много лет в Испании. Но это - лирика, отвлеклась.
Что же важного для нас, взрослых, в этой повести сейчас? Мысль о том, как много надо пожертвовать ради любимого занятия. Юлька ради балета расстаётся с любимым человеком. Тот вопрос, кстати, который именно в наше время стал таким актуальным для женщин: семья или карьера. Мы видим, как решает его юная Юлька. Страшно наблюдать за покорёженными судьбами Светы Середы и Нины Титовой. А это тоже нам, родителям и педагогам урок: как опасно ориентировать ребёнка целиком на что-то одно, например, на балет. Я в школе наблюдала такие истории в классе хоккеистов. Дети начинали заниматься с 4-х лет. Родители вкладывали в это неимоверные усилия, деньги, время... У них был свой класс, чтобы они вместе учились, ездили на соревнования. Девять школьных лет их нацеливали только на хоккей. А я их взяла в 10-м классе, когда вдруг родители поняли, что их ребёнок, увы, не Малкин, не Третьяк, и НХЛ не обрывает телефон звонками со своими предложениями, и надо бы дать ребёнку образование... А упущено столько!!!! И безвозвратно. 
Ой, опять я с книги на жизнь свернула... Может, потому что книга жизненная?
Из впечатлений ещё юности - признание Генки. И ответ Юльки. Немного печально, что так складывается их "история любви". Но, наверное, и в жизни это тоже бывает часто. 
Люблю перечитывать эту повесть. Дала прочитать своим дамам. Им она тоже нравится, много разговоров и мыслей вызывает...
2) Жирмунский "Потерянный дом, или Разговоры с милордом". Книга очаровывает своей ироничностью, лиричностью, постоянными параллелями с разными произведениями мировой литературы. Оригинальная завязка сюжета - один дом в Ленинграде (книга написана в 80-е годы) взял и перелетел со своего места на другое. Постоянные параллели судьбы главного героя и автора, иногда даже не понимаешь, о ком идёт речь. За фантастическим сюжетом удивительно реалистичная зарисовка жизни тех лет. Об этой книге, на мой взгляд, можно говорить бесконечно. Но не хочется своими размышлениями мешать тем, для кого её прочтение ещё впереди. Приведу небольшую цитату (не очень относящуюся к основному сюжету): 
"Вот скажите, мистер Стерн, сколько в английском языке глаголов, обозначающих процесс принятия алкоголя? Ну, синонимов глаголов «выпить» или «напиться»?
   – Я не считал. Думаю, что три-четыре найдется.
   – А послушайте, как обстоят дела у нас. Для удобства счета я буду располагать синонимы триадами. Итак:
   отпраздновать, совершить возлияние, принести жертву Бахусу, откушать, причаститься, приложиться, вздрогнуть, загрузить, остаканиться, поддать, влить, вдеть, дербалызнуть, дербануть, дерябнуть, пропустить, проглотить, принять, сообразить на троих (триада, милорд!), хлопнуть, клюнуть, бухнуть, зашибить, засосать, засадить, чебурахнуть, чекалдыкнуть, царапнуть, керосинить, керогазить, чибиргасить, загудеть, запить, нажраться, нализаться, нарезаться, назюзюкаться, промочить горло, заложить за галстук, залить за воротник, пропустить по махонькой, похмелиться, поправить здоровье, раздавить бутылек, банку, пузырек (тоже триада!), дернуть, треснуть, колдырнуть, кирнуть, тяпнуть, бацнуть, шибануть, хапнуть, гепнуть, врезать, вмазать, жахнуть, шарахнуть, шлепнуть, шваркнуть, выдуть, вылакать, набраться, залить зенки, налить глаза, оттянуться, налимониться, надраться, набубениться, перебрать, набраться, нагрузиться, упиться в сосиску, упиться в стельку, упиться в хлам…"
Кстати, всё повествование построено в форме диалога автора с английским писателем Стерном. И развязка удивительная.
Прекрасная, глубокая, философская и лиричная книга!
3) О повести "Повесть о господине Зоммере" Патрика Зюскинда я уже подробно писала.
4) Дина Рубина "Когда же пойдёт снег?" А с этим произведением меня познакомил муж, когда решил ставить по нему спектакль. В первый момент я возмутилась: мне показалось жестоким ставить спектакль о тяжело больной девочке. Сейчас я вижу смысл повести в ином... Если взрослых людей, даже пожилых так пугает смерть, то представляете, каково с этой мыслью жить подростку? А девочка живёт, радуется жизни и влюбляется, ищет смысл своей жизни, даже если она завтра вдруг завершится. С такими детьми в  последние годы я работаю. Дети-инвалиды. С разными заболеваниями - и тяжелее, и легче. Но есть и те, которые тоже живут на грани. Вот в этом году по нашей школьной почте мы получили такое письмо об одной шестикласснице: "...Отчислена в связи со смертью". Сколько душевных сил надо, чтобы жить достойно, зная, что твоё заболевание неизлечимо, тяжело, иногда - смертельно... Ожидание снега - это ожидание перемен. Как хочется, чтобы это были перемены к лучшему!!! И мы видим, как меняется Нина - от резкого, безапелляционного подростка к юной девушке, любящей, принимающей всё, что происходит в её жизни и в жизни близких. Поразительна история бабушки, рассказанная Борисом: о любви и ожидании длиною в жизнь. Долгую жизнь... Автор не пишет однозначный финал. Мы не можем безоговорочно сказать, выжила ли Нина. Но так хочется надеяться на лучшее!!!
5) Рубен Гальего "Белое на чёрном". История - реальная - нерусского мальчика-инвалида, оказавшегося в советском детском доме для детей-инвалидов. Судьба каждого из нас ведёт по жизни... Так и меня к этой книге привело много разных событий: и практика в нашем доме престарелых, и шефская переписка с детьми из дома-интерната для умственно-отсталых. А сейчас - тоже работа с детьми-инвалидами. Так что обстановку в наших детских домах и домах престарелых я знаю не понаслышке. И детей, чей каждый день жизни - подвиг, тоже знаю. Повесть эта в чём-то очень страшная. Когда понимаешь, что рядом с тобой живут такие люди, в таких условиях. И сильная - некоторые способны бороться со всем: с болезнью, с условиями жизни, с отношением окружающих. Просто восхищает сила духа главного героя. 
"Если у тебя нет ни рук,  ни ног, а ты  к  тому  же  ухитрился появиться  на  свет сиротой, - все. Ты обречен быть героем  до конца  своих дней. Или сдохнуть. Я герой. У меня просто нет другого выхода. "
Есть у меня ученик, чья болезнь сопровождается атрофией мышц. Для него очень трудно удержать в руках вилку, кусок хлеба. Он не может сам взять гитару. Но мама вкладывает её ему в руки - и он играет. Научился сам.

Вот такие книги. Так что же всё-таки их объединяет? На мой взгляд, то, что в каждой жизни "есть место подвигу". Мы каждый день решаем свою жизнь, свою судьбу. Главные герои этих книг - люди, которые не перекладывают ни на кого ответственность за свою жизнь, не жалуются, не ищут виноватых. Они живут, делая свой выбор, своё дело. И это подвиг.

пятница, 12 июля 2013 г.

Патрик Зюскинд (попытка анализа повести)

"Повесть о господине Зоммере" Патрика Зюскинда я прочитала много лет назад. И понравилось мне это произведение куда больше его знаменитого "Парфюмера". Тогда же и попыталась я проанализировать эту повесть. А сейчас, готовя обзор книг, прочитанных на форуме в июне, вспомнила об этой своей зарисовке...

«В ту пору, когда я ещё залезал на деревья, а было это давным-давно, много лет и десятилетий назад…» Так начинается «Повесть о господине Зоммере». И на протяжении всей повести автор, рассказывая историю чудака Зоммера, постоянно сворачивает на рассказ о своём собственном детстве. Это не случайно. Ведь господин Зоммер, на которого никто не обращал внимания, потому что «его видели так часто, что перестали замечать как слишком знакомую деталь ландшафта, при виде которого никто не станет изумляться и восклицать», связан в памяти автора с очень важными для него моментами. Возможно, именно эти ситуации,слившиеся с образом господина Зоммера, повлияли на становление молодого человека и на всю его дальнейшую жизнь.
Имени господина Зоммера не знал никто. «Никто также не знал, кто он по профессии, чем занимается и, вообще, была ли у него когда-либо профессия.» Откуда Зоммеры (а у него была жена – кукольница) появились в деревне Верхнее Озеро (соедней с родиной автора – Нижнее Озеро) тоже не знал никто. «У них не было детей, не было родных, и никто не ходил к ним в гости». Оба они вели уединённый и странный образ жизни. Госпожа Зоммер всю неделю мастерила кукол в своём подвале, раз в неделю она относила их на почту, на обратном пути покупала всё необходимое и снова исчезала на неделю.
Ещё более загадочной была жизнь господина Зоммера, который с утра выходил из дома и целый день «пересекал местность». «Не было дня в году, когда бы господин Зоммер сидел дома. Он всегда был на ногах. Шёл ли снег, сыпал ли град, светило ли солнце, собиралась ли гроза, в бурю и ураган, под проливным дождём господин Зоммер совершал пешие прогулки». Хотя, на мой взгляд, выражение «пешие прогулки» не совсем точное. «Прогулка» – это нечто спокойное, медленно-вдумчивое. Господин Зоммер же не прогуливался, а скорее бегал, носился по окрестностям, совершая немыслимые скачки при помощи своей палки – длинного, слегка корявого орехового посоха. И самое странное, что в его передвижениях не было никакой видимой или понятной окружающим цели. «Его рюкзак как был, так и оставался пустым, если не считать бутерброда и пелерины. Он не заходил ни на почту, ни в местную управу, это всё он предоставлял своей жене. И он не наносил визитов и нигде не задерживался. По дороге в город он не заглядывал никуда, чтобы перекусить или хотя бы пропустить стаканчик,он даже не присаживался на скамью, чтобы несколько минут передохнуть, а просто вдруг разворачивался и бросался домой или ещё куда-нибудь».
Но жители двух соседних деревень и не пытаются разгадывать загадочное поведение неразговорчивого, чудаковатого соседа, который, впрочем, никому своими «пешими прогулками» не мешает: у людей хватает своих забот. Время сложное – послевоенное. В начале повести перед нами трудная деревенская жизнь, когда многие «шастали по округе с рюкзаками», потому что не было автомобилей, автобус ходил раз в день и, чтобы раздобыть самые необходимые вещи или продукты, приходилось совершать многочасовые походы.
Автора – мальчика-подростка – тоже не особо интересуют ни господин Зоммер, ни его бесцельные прыжки по округе с раннего утра и до наступления ночи. Но именно он приближается вплотную к пониманию никому неинтересного человека.
Первый эпизод, близко столкнувший мальчика с господином Зоммером, связан с возвращением автора и его отца со скачек, когда после жарко-душного дня разразилась гроза. «Позже газеты писали, что такой страшной грозы в наших краях не было двадцать два года. Не знаю, правда ли это, ведь мне тогда было всего семь лет, но знаю точно, что мне не довелось второй раз в жизни пережидать подобной грозы, тем более в машине на открытом шоссе. …Потом стали видны шарики, сначала маленькие, с булавочную головку, потом побольше, размером с горошину, размером с пулю, и наконец на радиатор обрушились целые тучи гладких белых шаров, отскакивающих от капота в таком бешеном вихре, в таком хаосе, что кружилась голова.» И вот когда град утихомирился, но по-прежнему было холодно и шёл дождь, мальчик увидел господина Зоммера. Воспитанный и доброжелательный отец, пожалев его, предложил подвезти, но тот не прореагировал. Отец продолжал настаивать, медленно двигаясь за ним в автомобиле и даже приоткрыв дверь. И тогда господин Зоммер произносит единственную за всё повествование фразу. «И тогда господин Зоммер переложил ореховую палку из правой руки в левую, обернулся к нам, несколько раз с выражением упрямого отчаяния ткнул палкой в землю и громко и внятно произнёс: «Да оставьте же вы меня наконец в покое!» Больше он ничего не сказал. Только одно это предложение. После чего захлопнул открытую для него дверцу, переложил палку снова в правую руку и потопал дальше, не оглянувшись ни назад, ни по сторонам».
Вечером, лёжа в постели после обсуждения за столом ситуации с господином Зоммером, мальчик, интерпретируя для себя взрослое слово «клаустрофобия», связывает его сначала с понятием «неохота сидеть в комнате», а затем – «охота гулять». И делает вывод, что его собственное «охота гулять» очень отличается от «охота гулять» господина Зоммера. «Но через некоторое время я вспомнил лицо господина Зоммера, увиденное из окна машины, залитое дождём лицо с полуоткрытым ртом и огромными глазами, в которых застыл ужас, и я подумал, что так не смотрят в своё удовольствие, что у человека, которому хорошо и весело, не бывает такого лица. Так выглядит человек, которому страшно и так хочется пить, под проливным дождём так хочется пить, что он мог бы выпить целое озеро».
Следующая их встреча, описанная в повести, кажется мимолётной и незначительной. В день, когда после долго ожидания свидания с одноклассницей (Каролина жила в соседней деревне, но в этот день должна была пойти к кому-то по одной дороге с автором, и он все выходные строил планы, ожидая волшебной совместной дороги), оно не состоялось и мальчик побрёл домой один. «Наверное, я шёл очень медленно, потому что, дойдя до опушки, безучастно поглядел но дорогу к Верхнему Озеру, но там уже никого не было. Я остановился, обернулся и бросил прощальный взгляд на волнистую линию холмов Школьной горы. На лугах лежало сытое солнце, ни тени ветра не падало на травы. Пейзаж словно окаменел. И тут я увидел точечку, которая двигалась. Одну точечку, совсем слева у опушки. Точечка сместилась вправо, вдоль опушки леса, потом вверх по школьной горе и, точно следуя линии гребня, стала уходить на ту сторону, к югу. Теперь она чётко выделялась на голубом фоне неба: там, наверху, хотя и крохотный, как муравей, шёл человек, и я узнал три ноги господина Зоммера. С равномерностью часового механизма, малюсенькими, быстрыми, как секунды, шажками, ноги бежали вперёд, и далёкая точечка – медленно и быстро, подобно большой часвовой стрелке, – исчезла за горизонтом».
Символичная зарисовка. Мальчик, у котрого останавливается весь его мир после крушения надежд и мечтаний, понимает, что Вселенная живёт по-прежнему, Время не остановилось, и, как воплощение непрекращающегося бега Времени и незыблемого хода Вселенной, – господин Зоммер бежит по Школьной горе…
И опять проходит несколько лет, прежде чем автор описывает следующую их встречу. В этот тяжёлый, ужасный день, который случается практически с каждым, с мальчиком происходит всё самое плохое, что могло случиться по его мнению. Он опоздал на урок игры на фортепиано к барышне Функель, она его отругала, хотя лично его вины в том не было: велосипед, на котором он ездил на уроки музыки, был не по росту и самые простые манёвры отнимали много времени. А в тот день ему встретились все возможные препятствия: «Терьер госпожи д-р Хартлауб пригвоздил меня к забору, два автомобиля попались навстречу, и пришлось обгонять четырёх пешеходов». После обвинений –совершенно несправедливых –   учительницы, что он попросту долго ел мороженое, автору совсем не удалось правильно сыграть заданные упражнения, которые он к тому же плохо выучил. И так далее… Потом и наступила та, самая мрачная минута в его жизни.
«…в душе моей бурлили самые мрачные мысли. Всё во мне ходило ходуном, от возбуждения меня била дрожь, как на лютом морозе, и не из-за нахлобучки барышни Функель, не из-за угроз порки и домашнего ареста, не со страха перед чем бы то ни было,а из-за открывшейся мне невыносимой истины, что весь мир есть не что иное, как сплошная, несправедливая, злобная, коварная подлость. И виноваты в этой гнусной подлости другие. А именно все. Все без исключений. Например, мама, которая не купила мне приличный велосипед; отец, который во всём ей потакал; брат и сестра, которые издевательски хохотали над тем, что мне приходится ездить стоя; мерзкий кобель госпожи д-р Хартлауб, который вечно меня терроризировал; пешеходы, которые загораживали улицу так, что я вечно опаздыввал; композитор Хесслер, который до смерти надоел мне своими фугами; барышня Функель с её лживыми обвинениями и отвратительной соплёй на фа-диезе… да и сам Господь Бог, да, так называемый Господь милосердный. Раз в жизни, раз в жизни до зарезу понадобилась его помощь, его просили, умоляли, а он не нашёл ничего лучше, чем отгородиться трусливым молчанием и дать свершиться несправедливой судьбе».
И мальчик решил распрощаться с этим миром, упав с самого высокого дерева, на которое он залезал. Но страх смерти или тяга жизни были настолько сильны, что, стоя на ветке, он не сразу же прыгнул. И этих мгновений было достаточно для совершения чуда. И помог совершиться этому чуду самый не чудесный (в смысле – самый обычный) человек в округе – господин Зоммер. Нет, он не убеждал мальчика, не уговаривал его. Господин Зоммер даже не заметил автора, стоявшего в глубине кроны на высоте тридцати метров от земли. Он просто остановился под деревом – сделал перерыв в своих нескончаемых странствиях. Маленький перерыв, несколько минут…Но каких незабываемых для маленького ребёнка минут!
«Господин Зоммер неподвижно стоял внизу и пыхтел. Немного отдышавшись, он вдруг затаил дыхание и стал вертеть головой во все стороны, вроде как прислушиваясь. Потом наклонился и заглянул налево под кусты, направо под валежник, обошёл, крадучись, как индеец, вокруг дерева, снова возник на прежнем месте, ещё раз прислушался и осмотрелся (только не поглядел наверх!), убедился, что никто за ним не гонится и вокруг нет ни души, тремя быстрыми движениями отбросил соломенную шляпу, палку и рюкзак и растянулся во весь рост на голой земле между корнями, как в своей постели. Но он не угомонился и в этой постели, а, едва улёгшись, исторг долгий жутко прозвучавший вздох… нет даже не вздох, во вздохе уже звучит облегчение, а скорее кряхтящий стон, глубокий, жалобный грудной звук, в котором смешались отчаяние и жажда облегчения. И во второй раз тот же звук, от которого волосы вставали дыбом, жалостный стон истерзанного муками больного, и опять никакого облегчения, никакого покоя, ни секунды передышки, а он уже снова приподнялся, нащупал свой рюкзак, торопливыми движениями вытащил из него бутерброд и плоскую жестяную фляжку и начал есть, жрать, вталкивать в себя свой бутерброд, и каждый раз, откусывая кусок бутерброда, он снова подозрительно оглядывался вокруг, словно в лесу затаились враги, словно за ним гонится страшный преследователь, отставший на короткое и всё уменьшающееся расстояние, и вот теперь настигает, и вот-вот настигнет его, и в любой момент может объявиться прямо здесь, на этом самом месте. Бутерброд был поглощён в самые кратчайшие сроки, запит глотком из полевой фляжки, и снова в лихорадочной спешке начались сборы к паническому бегству: полевая фляжка брошена в рюкзак, рюкзак закинут за спину, палка и шляпа одним движением подняты с земли, и вот он уже, торопливо пыхтя, шагает прочь продираясь сквозь кусты, слышится шуршание, хруст веток и, со стороны дороги, чёткое, как метроном, быстро удаляющееся постукивание палки: «тук-тук-тук-тук…»
Я сидел в развилине кроны, плотно прижавшись к стволу. Не помню, как я туда вернулся. Я дрожал. Меня знобило. Мне вдруг совершенно расхотелось бросаться в глубину. Я больше не понимал, как мне могла прийти в голову такая идиотская мысль: кончать жизнь самоубийством из-за какой-то сопли! Я же только что видел человека, который всю жизнь убегал от смерти.»
Стоит обратить внимание на такой момент. Когда мальчику приходит в голову мысль о самоубийстве, он считает причиной глобальную, мировую несправедливость. А увидев на самом деле глубоко страдающего человека, понимает, что причина его «горя» детски-идиотская – какая-то сопля на фа-диезе.
Сопоставление двух людей, двух состояний проходит и на уровне синтаксиса: объёмное и долгое описание господина Зоммера втиснуто всего в три предложения, как бы отражая молниеносную смену его действий и состояний. А то, что происходит с мальчиком после исчезновения господина Зоммера, описывается короткими, нераспространёнными или мало рапространёнными предложениями, перердавая глубокую внутреннюю работу понимания маленьким человеко чужой беды, которой никто не может помочь, и даже прикосновение к этой трагедии – мучительно.
А спустя несколько лет происходит почти зеркальное повторение этой сцены, когда автор наблюдает самоубийство господина Зоммера. Впрочем, то, что происходит, сложно назвать самоубийством. Даже наблюдающий за всем мальчик не сразу это понимает. Господин Зоммер во всей одежде стоит в воде в озере. Потом вдруг начинает двигаться. «Шаг за шагом, на каждом третьем шагу выбрасывая палку перед собой и отталкиваясь ею как шестом, господин Зоммер уходил в озеро. Шёл, как по земле, с типичной для него целеустремлённой торопливостью, направляясь в самую середину озера, прямиком на запад». Это последнее путешествие господина Зоммера автор, ставший уже подростком, наблюдает до самого конца, только к финалу смутно догадываясь, что происходит на его глазах. Но он не окликнул его и потом никому ничего не сказал. «Не знаю, что заставило меня так упорно и так долго молчать… но думаю, что не страх, и не чувство вины, и не угрызения совести.
Меня удерживало воспоминание о его стоне в лесу, о его дрожащих губах под дождём, о его мольбе: «Ах, да оставьте же меня наконец в покое!» – то самое воспоминание, которое заставило меня промолчать при виде господина Зоммера, погружающегося в воду».
Так человек, обязанный господину Зоммеру своей жизнью, высказывает свою благодарность: молчит, предоставляя тому самому распорядиться своей трагической жизнью…

Гроза и новости.

Наконец-то после длительной жары начались иногда грозы и дожди. Правда, свои минусы в них - после первой же грозы вылетел интернет аж на три дня!
А за это время я забрала своё оформленное солнышко!!!
Я-то думала, что не получится быстро оформить, а всё сложилось достаточно удачно. Даже месяца не прошло.
Прежде, чем покажу картинки, хочу сказать, что выбирали мы и паспарту, и багет долго. Втроём - продавщица в магазине (они сотрудничают с багетной мастерской), муж и я. Сомневалась над конечным вариантом я тоже долго, но они в два голоса убеждали, что будет хорошо.
Когда получила готовую работу, в первый момент растерялась - не могла понять: хорошо или нет.
Дома повесили на то место, куда и вышивалась работа, и я поняла - да, очень даже неплохо. Хотя и "смело" - как отреагировали некоторые.


А так Солнышко смотрится на стенке (правда, темноватый снимок получился): 
Оказалось, что рамка очень подходит к полоскам на обоях...
Из-за чего я несколько расстраивалась и недоумевала: мне казалось, что слишком яркое жёлтое паспарту. А потом присмотрелась и увидела: за счёт этой яркости возникает эффект глубины, то есть сама картина вышитая как бы отодвигается и выглядит более объёмно. Кроме того, каким-то образом этот ярко-жёлтый цвет подчеркнул голубой фон, который был практически не заметен на неоформленной вышивке.
А как вам кажется?